Новости

Дата публикации: 14.9.2012

Возможна ли гибель пчел от пестицидов?

     В нескончаемой битве против вредителей используются все более сильные средства, но при этом невинными жертвами все чаще оказываются медоносные пчелы. В ряде регионов мира гибель пчел уже в разы превышает «нормы» недавнего прошлого. По данным Европейского агентства по продовольственной безопасности (EFSA), в настоящее время угрозу для пчел представляют 29 биологических патогенов, а также 450 химических веществ, входящих в состав 5000 препаратов.
   Многие зарубежные специалисты, в том числе президент Международной федерации пчеловодных объединений (Апимондии) Ж.Ратиа, склонны считать пестициды главной причиной гибели пчел. Другие возлагают вину за беды пчеловодства, прежде всего на клеща варроа, третьи - на «коктейль» из двух указанных и около 200 других факторов. Единство мнений здесь отсутствует, и вряд ли оно появится в обозримом будущем.
    Во второй половине ХХ века признаком отравления пчелиных семей агрохимикатами служили холмики погибших пчел-фуражиров перед ульями. С тех пор значительно расширились масштабы применения и ассортимент этих препаратов. В 2008 г. в сельском хозяйстве США, например, было использовано в 24 раза больше «экономичных ядов», чем в 1970 г.
    Изменились и симптомы отравления пчел. Теперь токсины заносятся в ульи в микроскопически малых, сублетальных дозах в результате контактов пчел с этими веществами; вместе с нектаром и пыльцой обработанных растений; с росой и водой из оросительных каналов и дождевых луж. Опасность для пчел представляют и пестициды, размещаемые пчеловодами в ульях для контроля клеща Varroa и других паразитов, а также искусственные корма, изготовленные из ГМ-кукурузы. Накапливаясь в воске, перге и других ульевых продуктах, эти вещества разрушают иммунитет пчел, делают их более легкой добычей для бактерий, вирусов, грибов, паразитов и естественных врагов.
    Ситуация усугубилась с созданием системных инсектицидов, - препаратов широкого спектра действия, которые, будучи нанесенными на отдельные части растения, разносятся по сосудистой системе в другие его части и попадают в нектар и пыльцу. Определить первопричину ослабления и гибели пчелиных семей стало практически невозможно.
    Это иллюстрирует пример США, где ученые с 2006 г. пытаются разобраться с явлением, именуемым коллапсом пчелиных семей (КПС). Типичные признаки КПС: пчелы покидают улей в течение нескольких дней, оставляя матку с ее свитой, расплод разного возраста и запасы меда и перги. Характерно, что другие насекомые остерегаются посещать покинутый улей, что дает основание подозревать наличие в нем «неких токсинов».
    Что это за токсины, можно судить по результатам исследования, проводившегося специалистами Университета Пенсильвании в 2007 г. В 108 образцах пыльцы и перги из разных регионов США были обнаружены остатки 46 пестицидов и их метаболитов, в т.ч. 8 пиретроидов, 5 органофосфатов, 4 карбаматов и 3 неоникотиноида. В среднем в каждом из образцов содержалось 5 пестицидов, а в некоторых - до 17. В 88 образцах воска было обнаружено 20 пестицидов и их метаболитов. Во всех без исключения образцах присутствовали акарициды флувалинат и кумафос. Были выявлены также 6 гербицидов и 14 фунгицидов. Исследователи предположили, что некоторые из этих препаратов могли вступать между собой в химические реакции с образованием более токсичных соединений.
    Растущую тревогу у пчеловодов вызывает применение неоникотиноидов - системных инсектицидов, действующим веществом которых является синтетический никотин. Президент Апимондии Ж.Ратиа публично характеризует их как «средство массового уничтожения».
    Запрет на продажу неоникотиноидов был введен только в тех странах, где были оперативно собраны неопровержимые доказательства массовой гибели пчел от этих препаратов.
    В Германии Департамент защиты потребителя и безопасности продовольствия в 2008 г. запретил применение для обработки семян 8 препаратов, содержащих имидаклоприд, тиаметоксам, клотианидин и матиокарб. Запрет был введен после гибели более 11 тыс. пчелиных семей в земле Баден-Вюpтенберг. Было установлено, что в 29 из 30 случаев пчелы погибли в результате контактов с клотианидином, которым дражировались семена кукурузы. Bayer выплатила пчеловодам компенсацию в 2 млн евро.
    Министерство сельского хозяйства Франции в 1999 г. приостановило лицензию на применение препарата Gaucho (имидаклоприд) для обработки семян подсолнечника, а в 2004 г. - и семян кукурузы. В 2004 г. после гибели 3 тыс. пчелиных семей была приостановлена лицензия на применение препарата Regent TS (фипронил).
    В Италии в 2008 г. после гибели 6 тыс. пчелиных семей были изъяты лицензии на использование неоникотиноидов при обработке семян рапса, подсолнечника и кукурузы. Ученые из Национального института пчеловодства в Болонье установили, что сублетальные дозы имидаклоприда негативно сказываются на ориентировании, фуражировании и размножении пчел. В 2008 г. имидаклоприд и клотианидин были запрещены в Словении.
    Власти большинства других стран стараются избегать конфликтов с химическими гигантами, ограничиваясь декларациями о намерениях разбираться в причинах убыли пчел и увеличением дотаций на научные работы в этой области.
    Европейский парламент в своей резолюции в конце 2008 г. рекомендовал Еврокомиссии провести исследования на предмет определения «возможной связи между массовой гибелью пчел и применением неоникотиноидов». В апреле 2010 г. комиссар Еврокомиссии Д.Дали (John Dalhi) заявил, что запрет на применение этих пестицидов «был бы не оправдан». Несколько позже были увеличены на 25% ежегодные дотации пчеловодству стран ЕС из бюджета этой организации.
    В США в начале 2009 г. пчеловодные объединения направили в Агентство защиты окружающей среды (ЕРА) письмо с требованием запретить применение имидаклоприда. Запрет введен не был. В США насчитывается 190 препаратов на основе неоникотиноидов. В Калифорнии Департамент регулирования пестицидов обязал компании, производящие препараты с использованием неоникотиноидов, провести анализы их остатков в нектаре и пыльце сельскохозяйственных культур и определить их токсичность для пчел «на различной стадии их жизни». Службе сельскохозяйственных исследований при Минсельхозе США (ARS) в 2010 г. было выделено $9,8 млн на исследования в области «здравоохранения» пчел.
    В Англии общественная организация Sоil Association в 2008 г. потребовала от правительства запретить применение неоникотиноидов. Глава Департамента по вопросам окружающей среды, продовольствия и сельского развития (DEFRA) ответил, что «не собирается это делать». Его поддержал представитель Национального совета фермеров, заявивший, что такой запрет «имел бы мало общего с наукой», и что пчелы в Англии «страдают от паразитов и болезней, а потому правительство должно выделять больше средств на исследования, связанные со здоровьем пчел». На изучение причин гибели насекомых-опылителей правительство выделило на 2010-2013 гг. 10 млн фунтов стерлингов. Одно из направлений исследований - воздействие пестицидов на нервную систему пчел.
    В Новой Зеландии весной 2009 г. представители Зеленой партии высказались за ужесточение контроля «смертельно опасных для пчел препаратов», ссылаясь на пример ряда стран ЕС. Министр сельского хозяйства Д.Картер (D.Carter) охарактеризовал эти требования как «абсолютно непрактичные». В Новой Зеландии применяются 27 препаратов, активными веществами которых являются имидаклоприд, клотианидин, тиаметаксам, нитенпирам и тиаклоприд, однако случаев массой гибели пчел в результате контактов с ними зафиксировано не было.
    Можно предположить, что вскоре на мировом рынке появятся новые пестициды, превосходящие по своим характеристикам нынешние. Японские компании, например, собираются совместно с BASF вывести в 2015 г. на рынок инсектицид, «не опасный для полезных насекомых, в т.ч. для опылителей» (Защита Растений, №8, 2010). Хотелось бы этому верить.
    Но пока оснований для оптимизма нет, и зарубежные эксперты считают, что сегодня уберечь пчел от отравления можно только одним способом: держать их как можно дальше от пестицидов. В этой связи американским коммерческим пчеловодам, например, советуют «запомнить названия торговых марок опасных пестицидов или составить их список и хранить его в трейлере для перевозки пчел; расспрашивать фермеров-владельцев плантации, применяют ли они эти пестициды, и когда они делали это в последний раз». При положительном ответе рекомендуется разворачивать трейлер в обратную сторону. (American Bee Journal, April 2008).
    В странах бывшего СССР проблема «пчелы и пестициды» пока что стоит менее остро, чем в странах Запада. По той простой причине, что они отстают от этих стран по масштабам применения агрохимических препаратов. Но это временное отставание, и оно будет сокращаться по мере развития сельского хозяйства.
    Препараты содержащий неоникотиноид уже появился на наших рынках. В инструкциях по их применению одного из них сообщается: «высоко токсичен для пчел; пограничная защитная зона для пчел 4-5 км, ограничение полета пчел 96-120 часов». Насколько скрупулезно наши фермеры и пчеловоды будут выполнять подобные предписания?

 А. Пономарев

 

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий

Ваше имя:*
Комментарий:*
Код:* Включите картинки в браузере